Другая жизнь__________

Режим — строгий

Заместитель мэра по социальной политике Татьяна Русских занялась вопросом ресоциализации осужденных. С сотрудниками служб, которые взаимодействуют с уголовно-исполнительной системой, она провела совещание на территории колонии № 47.

На обход территории отвели всего 30 минут. Однако он затянулся на два с половиной часа, т.к. основная масса гостей была в таком месте впервые.

В штрафном изоляторе, который группа посетила в начале, содержались 18 человек. Сюда помещают тех, кто нарушил установленные правила: например, курил в неположенном месте, не соблюдал форму одежды или не выполнил требование сотрудника колонии. Говорят, тут бывало и до 100 человек одновременно.

Раньше штрафники получали более скудное питание. Теперь еда, независимо от того, в изоляторе или в основном отряде (их несколько) человек находится, одна и та же. Если же человек имеет нарушения здоровья, ему полагается дополнительная диетическая пища. До 22.00 можно только сидеть или стоять. После отбоя кровать опускается специальным механизмом. Утром — снова убирается к стене. Кстати, сейчас в изоляторе есть даже постельное белье.

У гостей возник вопрос о срочной медпомощи. Куда повезут больного в таком случае: в обычную больницу или доставят врача в колонию? Андрей Карасев, наш сопровождающий, ответил, что, например, если операция плановая, везут в госпиталь екатеринбургской ИК-2, а если что случилось внезапно, — в городскую больницу № 2. Там даже раньше была спецпалата для таких случаев — с решетками.

В ИК-47 — два специализированных отряда: с ВИЧ-инфицированными и туберкулезными больными. У них свое расписание жизни в зоне. Они не работают и находятся постоянно под наблюдением врача. ВИЧ-инфицированных в колонии — 109, больных туберкулезом — 97.

Андрей Карасев развеял миф, что из колоний выходит много больных туберкулезом:

— На самом деле их здесь лечат. На воле они никому не нужны. Даже самим себе. А здесь о них заботятся.

Всего в каменской колонии содержатся сегодня 1705 человек, все они не впервые попали на зону. Сроки разные: от 2 месяцев до 25 лет. Статьи тоже разные: грабежи, разбои, кражи, наркотики.

Вся жизнь здесь — по звонку. Однако это только на первый взгляд. Если посмотреть пристальнее, можно увидеть, что это маленькое государство. Здесь даже можно получить высшее образование. Выпускников за три года уже 6, 20 человек продолжают учебу. Кто не доучился в школе, может получить диплом о среднем образовании. Сейчас в школе — 225 человек, 37 получили в этом году аттестаты.

Заключенные заняты в разных видах деятельности: есть свои повара, пекари, садовники, рабочие, которые делают пластиковые окна, пено- и шлакоблоки, мебель, колючую проволоку, шьют все — от рукавиц до костюмов, плетут мочалки, ухаживают за животными или ремонтируют машины. Каждый занят делом, каждый приносит пользу. Вот только со сбытом продукции проблемы, хотя все стоит в разы дешевле, чем на воле.

Досуг не такой разнообразный, как на воле, но в колонии есть библиотека, где более 4 тысяч книг, тренажерный зал, стадион, клуб. Можно посмотреть телевизор в комнате отдыха или просто релаксировать, глядя на фонтанчики: они небольшие и их в колонии несколько. Верующие посещают церковь или мечеть, которые расположены на территории колонии.

Когда после обхода территории собрались в кабинете начальника, разговор вернулся к промзоне, которая создана в колонии. Сегодня приходится дополнительно зарабатывать, чтобы создать для осужденных условия проживания и занять их работой, потому что человек, который занят делом, меньше думает о правонарушениях, у него меньше психических расстройств, ведь находиться в закрытом пространстве — тяжелое испытание.

Продукция колонии могла бы украсить город: урны, скамейки, малые архитектурные формы, костюмы для управления культуры — все это можно заказать здесь (и это только навскидку). Информации, правда, мало. Рекламы в СМИ нет. Татьяна Русских посоветовала колонии заключить договоры о сотрудничестве с управлением культуры и управлением по физкультуре и спорту, чтобы компенсировать недостаток культурных и спортивных мероприятий.

Другой блок вопросов касался выхода заключенных на свободу. Необходимо разработать систему, при которой муниципалитету будет известно, что освобожденный прибывает по конкретному адресу, а главное, получено на это согласие адресата. Ведь бывают случаи, когда для родственника или знакомого приезд гостя является неожиданностью. Вышедший на свободу в результате может оказаться на улице, где снова совершит преступление.

Сложный вопрос — трудоустройство. Работодатели в лучшем случае берут этот контингент грузчиками, дворниками, хотя среди них есть люди и с образованием, и с профессией. В третьем квартале будут инициированы соглашения с каменским центром занятости населения, управлением соцзащиты, территориальным отделом здравоохранения и другими службами о взаимодействии в трудоустройстве и социальной адаптации отбывших наказание.

Ольга МЕЛЬНИКОВА.

 



Реклама Каменск-Уральский:
О компании Реклама в газетах Реклама на телевидение Реклама на радио Наружная реклама Производство рекламы «Компас-клуб» Наши клиенты Прайс-листы Контактная информация

Rambler's Top100