Грани жизни__________

Про жизнь в кладовке и благотворительность

— Ответчик, ваше место жительства? — звучит вопрос судьи.
— Я живу в... кладовке.
На вид — пожилая женщина, а по документам — 49-летняя. Припухшее лицо, неважнецкая одежа. И отношения с дочерью — никакие: та подала иск о признании матери утратившей право на жилое помещение — неприватизированную 2-комнатную квартиру, в которой обе прописаны. Мать в свою очередь заявила встречный иск — о вселении на данную жилплощадь. Интересы матери в суде отстаивает представитель. Женщина признается, что ей просто повезло: по совету знакомой обратилась в благотворительный фонд, который бесплатно выделил защитника.

— В 1995 году (мне было 10 лет) мать закрыла меня в квартире и ушла. Насовсем. Меня воспитывали отец и бабушка. Несколько лет назад отца не стало... — поясняет суду молодая женщина.

— Ну, что вы, я дочь не закрывала. Просто ушла. С мужем отношения были плохие, он пил, на меня нападал, вот я и стала снимать другое жилье. Ну, а дочку не стала дергать с места на место, — звучит ответ непутевой мамаши. — Бывший муж вскоре женился и стал угрожать: и квартиру разменять не давал, и требовал выписаться. Но я не выписалась...

Впрочем, семейные перипетии интересуют суд лишь с одной стороны: есть ли у ответчицы другое место жительства, действительно ли она сама отказалась от права проживания в квартире или просто не могла реализовать это право вследствие не зависящих от нее обстоятельств?

— Был ли у вас ключ?

— Нет. Муж забрал.

— Прошло целых 15 лет...

— В 2004-м (муж уже умер) я хотела заехать в квартиру, но заболела туберкулезом. А у дочери тогда был маленький ребенок. Понятно, что я им не враг... Когда я вылечилась, в 2009 году, дочь сама позвала жить с ней — у нее уже было двое детей. Но прожила я с ними недолго: с Севера вернулся гражданский муж дочери — я ему неугодна стала. Слышу его слова: че, мол, твоя мать тут ходит, нюхается? Ушла я.

— Есть у вас другое место жительства?

— Только кладовка. Там ведра, швабры. Матрац на полу...

— Да она с сожителем живет в общежитии, — сообщает суду свидетель со стороны истицы. — Работать не любит, пьянки устраивает. Ну, а если разругаются с сожителем, уходит спать в кладовку.

— Когда-то он мне был сожителем, а теперь — нет. Разные у нас характеры. Но отношения мы добрые сохранили. Я к нему в гости прихожу — телевизор смотрю. А живу в кладовке! — настаивает ответчица.

Грустная история. А ведь когда-то мать и дочь были самыми близкими людьми, женщина работала в хирургии. Когда-то и с супругом жизнь ладилась. А получил он новенькую квартиру — сколько было радости!..

— Всем встать, суд удаляется для принятия решения...

Истица от разговора с корреспондентом «НК» отказывается, а ответчица охотно рассказывает про свое житье-бытье. Мол, неправда, что работать не люблю, вот в общежитии всегда мою пол за тех, кто не хочет дежурить: такса — 150 рублей. А постоянную работу найти не могу: стою на учете в центре занятости.

...Оглашается решение Красногорского суда: в иске дочери отказать, встречный иск матери удовлетворить.

Вот только непонятно, как воспользуется женщина своей победой: жить с семьей дочери из четырех человек она явно не сможет, разменять квартиру тоже практически нереально. Но хотя бы юридически теперь она — полноправная хозяйка.

— Большое вам спасибо! Одной бы мне не справиться, — женщина благодарит за бесплатную помощь юриста Сергея Шарапова, а в его лице — благотворительный фонд, поддерживающий граждан, попавших в сложную жизненную ситуацию.

Откровенно говоря, дело для матери — изначально беспроигрышное. Закон прочно стоит на ее стороне. Поэтому помощь защитника важна больше с моральной стороны.

— Так ведь разные дела бывают: с другими, наоборот, приходится крепко повозиться, — объясняет Сергей Иванович.

— А вам какая выгода помогать бесплатно?

— Мы понимаем, что не все люди могут позволить себе платную помощь. Восстановить справедливость, помочь нуждающимся — нормальное человеческое желание. Наше юридическое агентство «УК «Авангард» заключило договор с благотворительным фондом: мы безвозмездно оказываем юридическую помощь тем, кто к нам обращается.

Наталья ЛИСОВАЯ.

На судебный процесс корреспондента «НК» пригласил председатель фонда поддержки людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, Ренат Хусаинов. В недавнем прошлом сотрудник Красногорского РОВД, он ушел в отставку по выслуге лет. И минувшей осенью он и еще семь человек (среди них помимо бывших стражей порядка есть бывшие осужденные и ныне действующие бизнесмены) организовали некоммерческую организацию — благотворительный фонд.

— Кто к вам может обратиться?

— Это и бывшие осужденные (их, кстати, обратилось уже четверо), не имеющие жилья, работы, а зачастую и документов. Это и старушки, страдающие от сыновей-алкоголиков. И мама, у которой сын-подросток начал употреблять спиртное. Мы постараемся помочь всем.

Город поддержал благое начинание — фонду в бесплатное пользование выделено помещение по ул. Белинского, 71б. Сейчас там идет ремонт: некоторые организации тоже откликнулись — помогли материалами, краской.

— А если после публикации в «НК» число обращений к вам резко возрастет? — спрашиваю Рената Сабиржановича.

— Справимся...

Давайте жить дружно

Профессиональные праздники есть у многих профессий, но, сколько ни пыталась, Дня кондуктора в Интернете найти не могла. И стало обидно за людей, которым хамство и грубость в свой адрес слышать привычнее, чем чистосердечное «спасибо». Удивляюсь, как люди вообще идут работать на это место.

Держать бутылку пива в одной руке, а другой держаться за поручень — сейчас явление нормальное. Крыть матом кондуктора — тоже в порядке вещей. А как-то в выходные, возвращаясь домой, наблюдала еще одну «картину Репина»: пьяный мужчина открыл форточку и стал курить в окошко. Кондуктор пассажира одернула, а он весь оставшийся путь продолжал отборным матом что-то бурно обсуждать с друзьями.

У меня это 15-минутное путешествие вызвало неприятный осадок и вскоре вылетело из головы, а как она, кондуктор? Ведь из таких (и похлеще) историй состоит часть ее жизни. Тут ведь никакого терпения не хватит. Немудрено, что потом часть негатива выплескивается на других пассажиров.

В Хабаровске какой-никакой, но выход нашли, рассказали по телевизору. Сейчас с представителями одной из нервных и неблагодарных профессий занимаются психологи. Кондукторов учат управлять гневом, не обращать внимание на раздражительных пассажиров и в любых ситуациях сохранять спокойствие при помощи музыкальной терапии и дыхательной гимнастики. Судя по отзывам сотрудников, они действительно становятся спокойнее, не замечают колкостей или игнорируют их. Может, и нам стоит перенять такой опыт? Ну, и самим соблюдать хотя бы элементарные правила поведения...

Ирина В.

 {jcomments on}

 



Реклама Каменск-Уральский:
О компании Реклама в газетах Реклама на телевидение Реклама на радио Наружная реклама Производство рекламы «Компас-клуб» Наши клиенты Прайс-листы Контактная информация

Rambler's Top100